Поиск

Преступление без наказания

Пост обновлен март 24

Не хотел писать о пандемии коронавируса. Не хотел писать о международном терроризме. Мне эти темы казались вымученными, искусственными, вторичными. Но в атмосфере истерии по поводу распространения Covid-19 вдруг стал ясно виден их единый характер, который и пандемию, и терроризм объединяет. Они – дело рук человеческих. Они, безусловно, - преступления. И причина у пандемии и терроризма одна – наплевательское отношение к жизни людей, к нашей с вами жизни.



Начнем с того, что прямо сейчас болит – с наступления вируса. Но только серьезно, без манипулятивного тумана. Пора бы уже, осмысливая эту тему, перестать «размазывать белую кашу по чистому столу», как говорил герой писателя Исаака Бабеля одесский бандит Беня Крик.


Нынешняя пандемия – результат действия принципиально нового информационно-биологического оружия. В том, что Covid-19 – это искусственный композит, что он создан рукотворно, в секретной военной лаборатории, сегодня мало кто сомневается. Этому есть несомненные научные доказательства. Кто виноват, что смертоносная зараза вырвалась на свободу? Об этом – чуть позже.


А сама ситуация выглядит так. Некие властные люди, добивающиеся своих целей и не гнушающиеся ради этого ничем, дают задание подчиненным им ученым-биологам создать боевой вирус, встроив в него механизм постепенного ослабления смертоносных свойств, чтобы он и вправду не переубивал всех, в том числе своих создателей. Ученые, понимая, что делают, создают такое биологическое оружие. Потом властные люди отдают приказ специалистам из военного ведомства или разведки найти такую географическую точку, где бы применение этой болезнетворной дряни принесло максимальный эффект для достижения тех самых целей, завезти туда вирус и распылить. И это послушно делается, что дает начало массовой эстафете тяжелого заболевания, чреватого смертью. Возможно ли, что произошла случайная утечка вируса? Да. Но разве это что-то меняет? Повторяю: рукотворный вирус изначально предназначен для убийства, и раньше он был применен или позже, случайно или вовремя, неважно. Это случилось.


И сразу же после возникновения первого эпидемического очага по всему миру разворачивается массированная пропагандистская обработка общественного мнения: нагнетаются страх, ощущение бессилия, массовый психоз, который резко понижает иммунитет людей, их природную способность сопротивляться заразе, «назначаются» принесшие всем нам беду злодеи – возникает информационно-вирусная пандемия. Теперь вокруг только и говорят о том, как защититься от вируса, и при этом уныло осознают, что действенных способов защиты от него не существует. Все растерянны. Все готовы на все, чтобы только это прекратилось. Все ждут спасителя, который, поверьте, явится довольно скоро со своей невесть откуда взявшейся чудодейственной вакциной.


Однако никто, заметьте, никто не поднимает вопрос о том, что совершено настоящее преступление против человечества. Что властные люди, которые отдали приказы, а также те, кто создал смертоносное биологическое оружие и применил его, отдавали себе отчет, что в результате их действий погибнут десятки, а то и сотни тысяч, как говорится в таких случаях, «ни в чем не повинных» людей. Они могли бы жить. Они должны были жить. А вместо этого они умирают – мучительной смертью, от поражения легких, от невозможности дышать. В небольшом по итальянским меркам городе Бергамо, что недалеко от Милана, городке, о котором те из нас, кто постарше, до сих пор знали по комедии Карло Гольдони «Слуга двух господ» и веселому фильму «Труффальдино из Бергамо», каждый день - 50 новых гробов. В церкви они стоят рядами, и погибших отпевают вместе, потому что свободного места в городском морге нет.


Несчастные итальянцы ничем не заслужили такую участь. Просто им не повезло оказаться в определенном месте в определенное время. С помощью вирусной пандемии властные люди, представляющие великую страну, добиваются более выгодной позиции в торгово-экономическом противостоянии с другой великой страной. Таким образом они всем хотят показать, кто будет принимать решения, кто в доме хозяин. И заработать еще больше денег.

Или, может, причина в чем-то другом, и я не все знаю?


Когда я думаю о том, что происходит, мне лично без разницы, кто эти убийцы – китайцы, американцы или кто-то еще. Это совершают наши современники, которые в просвещенном 21 веке не ради выживания, а, скорее всего, ради властного доминирования и барышей, прагматично, без переживаний, между делом убивают десятки тысяч других людей. Хотя, надо признать, в своем запредельном прагматизме они выглядят даже чуть ли не гуманно – если естественный вирус гриппа «испанка» 100-летней давности уносил молодых, сильных, способных работать и рожать граждан, то теперь сконструированная – победа! – коронавирусная инфекция позволяет избавиться от расслабляющихся на пенсии и страдающих разными хворями бессмысленных стариков, на которых тратятся немалые деньги из социальных фондов.


Такова ситуация, если ее очистить от словесной шелухи. Дикая ситуация. Полный бред.

Но мою взрослую дочь это не удивляет. «Папа, - говорит она, - так было всегда. Ты ведь хорошо знаешь историю, ну, хотя бы 20 века. Люди убили десятки миллионов себе подобных, которые, как они считали, мешали им достичь своих целей».


И я соглашусь. Всегда и везде человек уничтожал другого человека – за территорию и пищу. Список того, ради чего ему стоило убивать, расширялся, но основного принципа это не меняло. За рабочую силу (рабов, крестьян и других подневольных), за природные ресурсы (плодородные почвы, воду, лес, уголь, руды и другие полезные ископаемые), за деньги и другие символические ценности, за торговые пути и т.п. В общем, за собственное благосостояние, которое чаще всего одни стремились построить за счет других.


Однако на Нюрнбергском трибунале 1945-46 годов в общественном сознании был совершен грандиозный переворот – впервые в истории не только сама по себе военная агрессия, но и истребление мирного населения, уничтожение политических противников, издевательства над беспомощными военнопленными были названы преступлениями, и за них казнили главарей гитлеровского рейха. Впервые в истории человечество попыталось отказаться от варварства и стать другим.


Неужели – не получилось? Неужели все зря? Неужели это забыто?


Теперь – о терроризме, в том числе международном.


Я хорошо помню взрывы домов в Москве, а потом и в московском метро в 90-е. Моя жена Надежда, прошедшая первую Чеченскую войну как мастер нейро-лингвистического программирования (НЛП) и ставшая сильнейшим практиком в экстремальной психологии, одной из первых вызвалась помогать пострадавшим и обучать психологов и врачей, как действовать в чрезвычайных ситуациях, и я тогда занялся НЛП, чтобы ее поддержать. И я вспоминаю здание какого-то техникума на улице Дубровка, куда мы примчались по своей инициативе, чтобы оказать посильную помощь родственникам сотен заложников мюзикла «Норд-Ост», которых убийцы держали за несколько сотен метров от этого места – в зале Дома культуры. В общем, мне в жизни доводилось встречаться с подавленными людьми, подвергшимися террористическим атакам. А, кроме того, еще на советском факультете журналистики в университете нас, будущих «бойцов идеологического фронта», учили ведению психологической войны. Так что я вполне себе представляю логику агрессии – явной или скрытной.


Что делают террористы? В московском ли метро или в башнях-близнецах в Нью-Йорке, как и в случае со спровоцированной эпидемией коронавируса, они убивают людей. И в каждом таком случае ни сами по себе погибшие, ни даже их число по большому счету никого не интересуют. Какая разница! Люди – только средство, убийство – тоже средство. Важнее резонанс, гнетущая атмосфера, которая установится в обществе. Террористы, как и создатели вируса, тоже убивают исключительно из прагматического расчета, добиваясь каких-то своих политических, экономических или идеологических (религиозных) целей, для достижения которых главное - психологически сломить тех, кто им противостоит, нагнать паники на народ и правящую элиту, под угрозой смерти заставить выполнять свои требования.

Возможно, среди террористов найдется немало фанатиков, но заправляют всем, судя по всему, деловые и профессиональные люди. Кстати, разношерстной армией террористического движения ИГИЛ (запрещенного в России) сегодня руководят кадровые офицеры из Ирака, классные военные специалисты, которые потеряли работу в результате развала вооруженных сил Саддама Хусейна.


И они распоряжаются отрезать головы неверным не из дикарских наклонностей, а чтобы произвести ужасающее впечатление на нас с вами. Вспомните в связи с этим хотя бы главного голливудского «вампира» и реального господаря Валахии Влада III Дракулу, чье турецкое прозвище «Цепеш» означает «сажающий на кол». Влад Дракула совершил многое, чтобы запомниться и своим политическим противникам, и османам, с которыми постоянно воевал, из ряда вон выходящей жестокостью, хотя для 15 века он был довольно цивилизованным персонажем, покровителем церкви и, пусть слишком рьяно, но применял виды казни, широко практикуемые в те времена, в частности, во враждебной ему Турции. И добился своего – его, руководителя маленького европейского государства, демонизировали и боялись. Как мы боимся сейчас исламских боевиков.


У международного терроризма есть и еще одна существенная особенность, которая роднит его с коронавирусом. Я бы даже сказал, что терроризм – тот же вирус. У него тоже есть заказчики и авторы, которые его создали и запустили в мир. Которые его пестуют и растят. Которые, используя самых что ни на есть отмороженных убийц, сначала нагоняют парализующий страх на человечество, а потом, как бы решившись и собравшись с силами, демонстративно-героически разгоняют черные тучи. (Да, не всегда выходит гладко, но принципиальная схема такова.) И за свое избавление благодарное мировое сообщество готово для победителей на все.


Вам не кажутся такие действия – а я имею в виду и спровоцированную пандемию искусственно созданного боевого вируса, и то, что, к примеру, происходит в наши дни в сирийской провинции Идлиб, где под крылом неких властных сил террористы готовятся к новым атакам, - не кажется ли это вам преступлениями, сравнимыми с тем, что творились во время Второй мировой войны? Именно - международным терроризмом и агрессией в изначальном значении этих слов? Не кажется вам, что фактически Третья мировая война уже идет?


Мне происходящее видится именно так. Есть интересы, объявленные лидерами ряда стран приоритетными для их нации. Есть пущенный в распыл суверенитет многих других государств. Есть смертельное оружие, которое ради причудливо понятых национальных интересов пускают в ход. Есть аморальные исполнители. Есть многочисленные жертвы. Есть те, кто наживается на всеобщей беде или каким-то иным образом выигрывает от нее.

Война.


Почему об этом молчат? Где экстренное заседание Генеральной ассамблеи ООН? Где международное расследование? Где трибунал?


«Так нет же доказательств. Мы не знаем, кто это конкретно делает».

И это правда. Что-то подозревая, о чем-то догадываясь, мы на самом деле не знаем истинных «отцов» пандемии и терроризма. Я серьезно. Из Европы все видится по одному. Из России – по-другому. В Китае - свое видение. А недавно я разговаривал с человеком, живущим в США, так у них абсолютная и неплохо аргументированная уверенность, что злодеи живут исключительно в Евразии.


Тем не менее и расследование, и суд возможны. Пусть частный, но пример тому – начавшейся в марте уголовный процесс в Нидерландах по поводу сбитого под Донецком Боинга-777, который летел рейсом MH-17 из Амстердама в Куала-Лумпур (Малайзия), процесс против предполагаемых виновников этого преступления. Международный спор. И в этом случае тоже пока далеко не все ясно. Однако следствие проведено, представило свои выводы – теперь слово за судьями.


Сегодняшняя странная война отличается тем, что, терпя ущерб, мы не видим врага. И, мне кажется, не скоро увидим. Почему? Во-первых, мы боимся проявлять любопытство – «как бы не было хуже!», здесь международные террористы добились успеха. Во-вторых, за десятилетия относительно мирной жизни мы расслабились. Не хотим думать о плохом, не желаем тревожиться, избегаем неудобной информации, с которой либо не знаем, как поступить, либо заранее никак поступать не хотим. И, в-третьих (что, по-моему, наиболее печально) – и правительства, и, так называемая, «широкая общественность» подспудно, не произнося это вслух, признают за сильными мира сего право так бесчеловечно поступать с нами. В глубине нашей запуганной, униженной души мы принимаем право вооруженного бандита насиловать нас, наших жен или мужей, детей и стариков. Входим в положение. Как же – «национальные интересы»! Как же – «потери экономики»! Как же – «власть»! И если бандит не будет никого бить по голове, кто же его будет слушать?


Я вырос в довольно криминальном дворе, знаю, что не все мы - герои, и потому сочувствую таким резонам. Но одновременно, по собственному опыту, я четко понимаю, что, если так будет продолжаться, дальше станет только хуже. Накатятся новые пандемии, от которых не найдется защиты. Придут новые террористические атаки. И мы опять будем отступать, расплачиваясь своими деньгами, своей безопасностью, своей жизнью, сдавая одно за другим свои гражданские права и свободы.


Пока мы, страдающие люди, жестко и настойчиво не поставим вопрос: кто виноват? – пока не потребуем вместе - через суды, прессу, политические партии и общественные организации – расследования преступлений убивающих нас и наших близких теневых властных сил, мы будем нести потери. И продолжим нравственно деградировать, ища, как ведомый на убой жертвенный скот, объяснений и оправданий для того, что объяснено и оправдано быть не может.


Так устроена сегодняшняя война. Неужели мы ее проиграем?


ВЛАДИМИР ВЛАДИСЛАВОВ

Просмотров: 5,247
Подпишитесь, чтобы получать рассылку
  • Grey Facebook Icon

© 2019 Владимир Владиславов

 

  • Facebook Social Icon